Немецкое оружие для Украины? Можно только мечтать

В Берлине боятся, как бы война не пересекла границы Украины

В конце прошлого года в интервью немецкому медиа-холдингу министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко выразил надежду на то, что Германия пересмотрит свою позицию относительно непредоставления Украине военной помощи.

«Мы очень благодарны за финансовую поддержку ФРГ и политическую приверженность Федерального правительства. Наша просьба о военной помощи, к сожалению, была отклонена. Я надеюсь, что Берлин пересмотрит эту законсервированную позицию и все-таки решит усилить обороноспособность Украины», – заявил министр.

Желание Вадима Владимировича вполне понятное. Но шансы на то, что этот призыв найдет отклик в недрах немецкой власти, скажем прямо, минимальны.

Официальный Берлин устами многих политиков разных партий и политических сил с лета 2015 года неоднократно подчеркивал, что видит исключительно политический, а не военный путь решения «конфликта», поэтому поставлять летальное оружие Украине не будет. Так отвечал на аналогичный призыв предыдущего главы украинского МИД Павла Климкина также предыдущий руководитель немецкого МИД Зигмар Габриэль, когда заявил ровно 2 года назад во время визита в Киев: «Если и чего-то там много в этом регионе (на Донбассе), так это оружия». Так рассуждает и нынешний министр иностранных дел Хайко Маас.


Зигмар Габриэль

Это постоянно подчеркивает и канцлер Германии Ангела Меркель. Вряд ли она сейчас услышит аргумент Пристайко о том, что помощь и поддержка, которую Германия и в целом ЕС предоставили Украине, крайне важна, «но недостаточна, чтобы прекратить гибель людей». Здесь исходят из противоположного, а именно – большее количество оружия будет означать большее количество жертв.

В Берлине не очень любят называть войну на востоке Украины «войной», хотя в последнее время все больше начинают употреблять это определение. Не очень хотят прямо говорить о том, что воюют против украинской армии российские военные «в отпусках» или российские наемники. Здесь описывают противоположную сторону как «поддерживаемых Россией, в том числе оружием, сепаратистов». Следовательно полностью понимают, что в случае получения украинской армией дополнительного современного оружия, «сепаратисты» тоже немедленно получат «помощь». Что, по логике Берлина, означает накопление его, оружия, в регионе в таких масштабах, которые могут перерасти в угрозу для Европы, которую та так пытается отвести от себя все 5 с половиной лет, локализовать конфликт, не дать ему пересечь границы Украины.

ОРУЖИЕ В КОНФЛИКТНЫЕ РЕГИОНЫ

Немецкие политики часто акцентируют на взвешенной политике ФРГ в области экспортного контроля, мол, оружие продают исключительно надежным государствам, а именно членам ЕС, НАТО и их партнерам и не продают странам, которые нарушают права человека или ведут войну. И вообще – сокращают такой экспорт.

Впрочем, данные о продажах оружия за 2019 год ярко демонстрируют, что они не только не сокращаются, как действительно происходило в течение предыдущих трех лет, а наоборот – достигли рекордного показателя – почти 8 млрд евро, что на 65% больше, чем в прошлом году.

Наибольшие поставки были одобрены для партнера по ЕС и НАТО Венгрии – 1,77 млрд евро; США – 651 млн; Великобритании – 474 млн; Южной Кореи – 371 млн; Австралии – 302 млн. Нет вопросов.


Фото: DPA

Но 44,2% от общей суммы было направлено в «третьи страны», ситуацию в некоторых из которых мирной назвать никак нельзя, или же собственно германское правительство публично сурово критикует за нарушение прав человека.

Так, в Алжир продано на 843 млн евро, Египет – 802 млн евро, Объединенные Арабские Эмираты – 257 млн, Катар – 236 млн. Напомним, Египет и ОАЭ входят в альянс, который воюет в Йемене.

В цифрах экспорт в эти страны вырос почти на миллиард евро.

Двойные какие-то стандарты получаются.

ЧУВСТВО ВИНЫ

Но есть еще один, очень специфический аргумент, который не позволяет Берлину осмелиться дать Украине оружие. Он связан с историей, и о нем Вадим Пристайко также упомянул в своем интервью.

«Я знаю о чувстве вины, которое немцы и сегодня испытывают из-за оккупации нацистами Советского Союза. Третий рейх убил миллионы людей, в том числе много россиян. Но знаете ли вы, что народ, который больше всего пострадал во время Второй мировой войны – это Украина, которая потеряла до 10 миллионов человек. Не Россия была полностью оккупирована немцами, а Украина», – заявил министр.


Вадим Пристайко

Однако вину немцы все равно будут чувствовать в отношении России, потому что называли «Россией» фактически весь СССР. И переломить это очень трудно, хотя попытки такие делаются и дипломатами, и историками. Даже в Бундестаге прошли слушания относительно признания ответственности перед Украиной за преступления национал-социализма. Пока что бесполезно.

Nie wieder – никогда больше. Так звучит лозунг немцев. То есть: никогда больше немецкое оружие не поднимется против россиян (как из-за чувства вины, так и, кажется, с памятью о том, что та война закончилась полным поражением Третьего рейха). И это стена, о которую сколько не бейся – не пробьешь.

Канцлер Меркель готова без остановки обзванивать Киев, Москву и Париж, быть посредником, часами высиживать на саммитах в «нормандском формате» (который она, к слову, и инициировала) и на двусторонних встречах. Чтобы был хоть какой-то сдвиг в продвижении того самого политического решения.


Фото: Офис Президента

И Германия действительно предоставляет Украине очень большую поддержку, это второй наш донор на двусторонней основе. Не следует забывать, что Запад мог и не ввести санкции против России после аннексии Крыма и начала боевых действий на Донбассе, если бы не настойчивость фрау Меркель.

Вот только оружие у Берлина просить – это глас страждущего в пустыне.

Ольга Танасийчук, Берлин

Первое фото: немецкие танки "Леопард 2" / Фото: DPA

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
ДОНБАССинформатор