Жительницы Кавказа попросили Путина вернуть дочерей и внуков из Сирии

Матери и другие близкие родственники россиянок, оказавшихся в зоне вооруженного конфликта на Ближнем Востоке, обратились к Путину с просьбой вернуть домой дочерей и внуков. Обращение подписали около 2 тысяч человек.

Как писал “Русский регион”, уроженки Северного Кавказа с детьми, находившиеся в лагере в Сирии, после начала военной операции турецких войск опасаются за свою жизнь и просят эвакуировать их из прифронтовой зоны, рассказала родственница одной из женщин 16 октября. В лагере находятся уроженки в том числе Дагестана и Чечни, следует из опубликованных аудиообращений к властям России. С середины октября эти женщины перестали выходить на связь с родными.

Родственники россиянок, уехавших вместе с детьми в зону боевых действий на Ближнем Востоке, 2 декабря направили в Администрацию президента РФ Владимира Путина письмо с просьбой помочь им вернуть на родину женщин и детей. Письмо подписали около 2 тысяч человек – матерей и ближайших родственников женщин. Копию письма они передали «Кавказскому узлу».

Авторы обращения берут на себя вину за пробелы в воспитании, которые могли обусловить отъезд молодых женщин в Сирию и Ирак, но просят снисхождения для них. По словам матерей, большинство девушек стали заложницами ситуации и были вынуждены уехать вслед за своими мужьями, боясь быть разлученными с детьми. Они также просят проявить сострадание к маленьким детям, которые не могут нести ответственность за ошибки своих родителей.

«Мы матери тех глупых молодых женщин, которые оказались в плену собственных иллюзий и поддавшись на уговоры мужей, уехали в чужие страны. Также, мы – бабушки малолетних детей, не причастных к проступкам своих родителей, несущих недетское наказание за ошибки взрослых […] Помогите вернуть наших детей и внуков из стран Ближнего Востока обратно на родину. Поверьте нам, дайте шанс нам и нашим детям, доказать, что это была непростительная ошибка, которую мы все вместе постараемся искупить перед Родиной, перед народом», – говорится в обращении к Путину.

Дети, которые были вывезены на Ближний Восток или родились уже там, не имели выбора, решение за них принимали их родители, подчеркивают авторы письма. «Мы снова и снова пересматриваем свои ошибки, допущенные в воспитании собственных детей. Мы не имеем права допустить такое еще раз! Если Вы поможете нашим детям вернуться на Родину, уверяем Вас, это будут самые патриотичные граждане страны. Потому что они пережили, они перестрадали эту разлуку со страной, с родителями, с детьми. Они до самой глубины увидели свою ошибку и осознали ее. И вряд ли их возможно будет еще раз втянуть в подобные игры», – говорится в письме.

Жительница Дагестана пытается вернуть троих внуков из Багдада

Одна из подписантов обращения к президенту Путину – жительница Дагестана Джаннета Байгишиева. По данным женщины, в багдадском приюте находятся ее трое внуков, хотя эта информация официально не подтверждена. Дочь Джаннеты Зиярат в последний раз выходила на связь с матерью в 2016 году. Женщина надеется, что она в плену, но жива.

«Зиярат уехала в 2015 году с мужем под предлогом того, что муж везет ее на лечение. Она была больна на тот момент и я поверила в эту сказку. Дочь говорила, что она не знала о том, что спланировал муж: приехав в Турцию они ни одного дня там не были, сразу поехали в Ирак. Долгое время не было связи, я что только не думала, даже что она утонула в море. Никогда бы не пришло в голову то, что произошло на самом деле», – рассказала Джаннета корреспонденту «Русского региона».

Последний раз дочь связывалась с ней 3 года назад, 30 ноября 2016 года. «На тот момент военные действия в Ираке уже начались. Единственное, о чем она меня просила: «Что бы ни случилось со мной, не оставляй моих детей там». По сегодняшний день я стараюсь выполнить ее завещание, но не смогла вытащить этих детей», – сетует она.

Из неофициальных каналов Джаннета получила информацию, что трое ее внуков возрастом в возрасте от 2 до 11 лет находятся в багдадском приюте. «В Ирак они уехали с двумя детьми, третий родился там. Получила недавно эту информацию, о дочери – ничего. Муж ее погиб в 2015 году в ноябре. Ко мне обратился один заявитель из Узбекистана, у него такие же проблемы, но он выходил со своей дочерью в багдадской тюрьме на связь. Я сначала стеснялась ему отправить их фотографии, но потом отправила фото, чтобы он своей дочери передал их и выяснил, не знали ли девочки мою дочь и ее детей. Пришла информация, что видели и знают, что дети в багдадском приюте, на что официальное подтверждение не получили», – рассказала женщина.

Родные россиян, находящихся в Сирии и Ираке, не знают, повлияет ли на ситуацию новое обращение к Путину. По словам Джаннеты, аналогичных писем было отправлено уже «огромное множество». «Я даже не знаю, какое по счету это обращение к Путину с 2017 года. Ответы приходят, то МИД пересылает наши письма в Красный крест, то Красный Крест в МИД, пишут, что рассматривают, одни обещания», – сказала она.

Также:   Губернатор о предложении взяток: «Мы сразу в „обвесах“ ФСБ все уже ходим»

Семья ее дочери на родине не сталкивалась с преследованием или нарушением прав, говорит Байгишиева. «Про мужа ее ничего плохого не могу сказать, и был хорошим семьянином, хозяйством занимались, зять работал заведующим на продуктовом складе в Хасавюрте и авторитет у них был среди людей. Дочь была учительницей английского языка, я никогда не поверю, что она сознательно пошла на этот шаг», – отметила женщина.

Уехали во Францию и оказались в лагере Аль-Хоуль

Дочь жительницы Чечни Айзы Осмаевой, подписавшейся под обращением к Путину, уехала из республики вместе с мужем и его родителями в 2014 году. 27-летняя Тамара сообщила матери, что они едут с родными мужа во Францию.

«Дочь занималась отделочными работами, затем работала в кафетериях. Муж ее занимался строительными работами. Семья наша бедная, в таких делах мы никогда не участвовали. Что могло стать причиной такого решения, мне не известно. Семья ее мужа и сам зять – обычные люди, придерживались такого же исповедания ислама, как и все у нас в республике. Они говорили, что поедут во Францию, моя дочь всегда говорила: “Когда устроимся, – приезжай, будет все хорошо”. Я сама больной человек, мне все время говорили, что за границей вылечат. Как они туда попали, что там происходило, я не знаю», – рассказала Айза корреспонденту «Русского региона».

Осмаева утверждает, что семья не подвергалась в Чечне никакому давлению. «Свекровь все время приходила, сватала мою дочь, дочь в 2014 году вышла замуж. Жили в Грозном, потом уехали в Турцию – свекровь, свекр, дочь с мужем. Связь была, но когда уехали оттуда – я не узнала и связь прекратилась. 3 марта этого года она в панике, в истерике мне позвонила, рассказала где находится и умоляла о помощи. Я боялась куда-то идти, даже сказать. Мне сказали идти в правозащитный центр. Я увидела, что там огромное число женщин, которые ищут своих детей», – объяснила она.

Дочь сообщила Айзе, что у нее нет документов и что им нужна помощь для того, чтобы выбраться из лагеря. «Мужа и его родителей убили, когда они ехали на машине: попала ракета, это было в конце 2018 года, они погибли. Она с сыном инвалидом осталась одна, попала в лагерь Аль-Хоуль (лагерь для беженцев на северо-востоке Сирии, его название также приводится в СМИ как Аль-Хул – прим. “Русского региона”). У них ужасные условия, все больные, палатки ветром уносит, холод, голод, смерть. Там много россиянок. Чтобы позвонить сюда, им приходится продавать продукты, достающиеся им в качестве гуманитарной помощи, и покупать у курдов возможность позвонить. Это полностью закрытый проволокой лагерь, им продают рваные, летние палатки, они их латают, спальные мешки даже у них забирают», – рассказала мать.

Сын Тамары родился уже на Ближнем Востоке. Мальчик – инвалид с рождения за четыре года он не научился разговаривать. По словам Айзы, бомбардировки нанесли серьезную психологическую травму ребенку.

По информации женщины, в числе вернувшихся женщин и детей с Ближнего Востока из лагеря Аль-Хоуль не было никого. «Всегда говорят, что идет работа, что-то решают, но пока результатов нет. Из этого лагеря никто не был возвращен. Им выдают гуманитарную помощь, они покупают керосин в длинных очередях на улице, чтобы не замерзнуть совсем. На этом готовят и обогревают палатки», – добавила Осмаева.

Днем 2 декабря Telegram-канал Directorate 4, отслеживающий активность боевиков, сообщил, что почти 400 человек из лагеря Аль-Хул отпущены на поруки. “Из расположенного на северо-востоке Сирии лагеря для перемещенных лиц “Аль-Хул”, где содержатся родственники боевиков Исламского государства*, освобождены 398 человек. Большую часть отпущенных составляют женщины и дети”, – говорится в сообщении канала. Источник отмечает, что всего в лагере находятся “более 60 тысяч родственников джихадистов”.

Материалы о влиянии войны на Ближнем Востоке на ситуацию в регионах Кавказа “Русский регион” публикует на тематических страницах “Дорога домой: на Кавказ после ИГ”*, “Сирия в огне” и “Кавказ под прицелом халифата”.

* “Исламское государство” (ИГ, ранее – ИГИЛ) по решению суда признано террористической организацией и запрещено в России.

Источник: www.kavkaz-uzel.eu
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Информатор